При всех своих недостатках алгоритм возмещения материального вреда по ОСАГО отработан – объективно – достаточно неплохо. Есть виновник и потерпевший, которые выполняют определённые законом и практикой действия: первый – чтобы не платить из своего кармана, а второй – чтобы получить денежную компенсацию. Пусть с определёнными проблемами и всё ярче проявляющимися недостатками, в целом механизм функционирует. И существует лишь пара областей, где он, пожалуй, бессилен изначально в силу своей специфики. Это ситуации, когда виновника вреда установить не удалось, и (другая «крайность») случаи обоюдных нарушений.

Если кого-то угораздило получить определение компетентных органов о том, что в показаниях участников совершённого ДТП имеются неразрешимые противоречия, устранить которые возможным не представляется – увы, в страховых компаниях только разведут руками. Не в компетенции частных страховых организаций определять виновность, если даже полиция не смогла этого сделать. И когда в документах указано, что к дорожному инциденту привели нарушения со стороны обоих водителей – ситуация не особо приятнее. Гадать о степени вины «действующих лиц» автомобильной аварии вряд ли кто-то станет. Остаётся только получать официальный отказ в выплате и подавать в суд, в котором приводить все имеющиеся доказательства виновности второй стороны.

В данном случае позиция истца (подающего судебный иск) будет основана на требовании взыскания причинённого ущерба со страховой компании в 100%-ном размере. А в процессе разбирательства суд уже будет решать, насколько эти требования обоснованы – с учётом всех собранных материалов. Разумеется, страховщик, со своей стороны, попытается доказать невиновность второго участника и, как следствие, добиться отказа в удовлетворении иска в полном объёме. Но здесь уже судебные органы не смогут уклониться от конкретных выводов, так или иначе будучи обязанными принять внятное решение.

Какие только аргументы не используются в подобных спорах. Учитываются показания возможных свидетелей, изучаются записи видеорегистраторов, выискиваются значимые детали в первичных документах по делу. Плюсом могут послужить попытки обжаловать первоначальное решение полиции в вышестоящих инстанциях – как активное проявление несогласия с не устраивающим заключением. Важную роль играет позиция другого водителя: участвует ли он в процессе и выдвигает встречные требования, или вообще не показался ни на одном заседании… Также возможно назначение разного рода экспертных исследований.

О наличии доказательной базы не лишним будет обеспокоиться до начала инициируемого судебного процесса. Конечно, оценить шансы на успех с достаточной точностью сможет лишь опытный юрист; но порой и без помощи такового оказывается вполне по силам проанализировать имеющиеся информационные ресурсы с точки зрения актуальности в предстоящем споре. А если выяснится, что данный участок дороги просматривается камерой какого-нибудь магазина, или офисный сотрудник случайно стал очевидцем события из окна своей фирмы – это может стать удачной находкой, которая перевесит чашу весов в нужную сторону.

При ощущении готовности перевести прения на территорию Фемиды и понимании достаточности (хотя бы возможной) имеющихся в распоряжении доказательств, такой шаг может быть вполне оправданным решением – особенно при значительном объёме материального вреда. Но даже если Вы решили, что с точки зрения здравого смысла ущерб не стоит потенциально потраченных нервов, или просто у Вас нет времени заниматься судебной волокитой – не помешает периодически отслеживать возможное развитие событий в этом ключе. Ведь исковое заявление может быть подано и другой стороной; а выплата страховой компании за Вас по суду, как и любая другая, влечёт повышающий коэффициент по ОСАГО и, возможно, некоторые иные неприятности.